Экология этнических культур Сибири стр.61

Экология этнических культур Сибири стр.61

8 Окладников А. П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья : Ч. 3 // Материалы Ин-та археол. 1955. № 43. с. 50.

Экология этнических культур Сибири

Рис. 3. Декоративная кайма (опуван), украшающая мужскую и женскую одежду. Меховая мозаика, олений мех. Коряки. XIX в. (МАЭ. № 441-17/5, 2, 12).

кладного искусства этих народов, будь то меховая мозаика, плетение из кожи и растительных волокон или вышивка.

К древнейшим неолитическим принципам композиции восходит и характерная для чукчей, коряков, эскимосов и ительменов организация орнаментом пространства предмета, построенная на зональном расположении мотивов. 9

9 Иванов С. В. Орнамент народов Сибири... С. 240.

Рис. 4. Мужская одежда. Олений мех, бисер. Эвенки. XIX в. (МАЭ, № 330-1).

Эти особенности орнаментального искусства палеоазиатов XIX в. прослеживаются в отдельных своих элементах в искусстве эвенов, эвенков, долган и нганасан, выявляя в нем древнейшую традицию культуры неолитических охотников таежной зоны Сибири (рис. 4). В то же самое время местная неолитическая традиция Северо-Востока, хорошо известная по памятникам берингоморской культуры, не оказала сколь бы то ни было существенного влияния на орнаментальное

Экология этнических культур Сибири

Рис. 5. Балансир для копья. Моржовый клык. Берингоморская культура. I тыс. до н. э.—I тыс. н. э.

искусство палеоазиатов XIX в. Здесь преемственность традиции проявилась в других сферах культуры, таких как хозяйственная и технологическая, в частности обработка моржового клыка. Что же касается пластики и орнаментики, то берингоморская традиция основывалась на совершенно иных композиционных и изобразительных принципах, сохранившихся в XIX в. частично лишь в искусстве алеутов, айнов и индейцев северо-западного побережья Америки.

Расцвет искусства Берингоморья, подготовленный длительным периодом становления и развития культуры охотников на морского зверя, наступает в первых веках нашей эры. Материалы Уэленского и Эквенского могильников раскрывают явление, которое по своему всеохватывающему торжеству художественно-образного видения мира не имеет аналогов в истории мирового искусства. Практически каждый предмет быта отмечен здесь творческим гением его создателя, начиная с функционального совершенства формы и кончая блестящей пластической и орнаментальной разработкой. Наконечники гарпунов, балансиры, или "крылатые предметы" (рис. 5), рукоятки ножей и сосудов, крюки для подтягивания туши морского зверя, украшения, снеговые очки и штампы для орнаментации керамики — все эти изделия, выполненные из моржового клыка, отличает удивительная функциональная логика и бесконечная в своих вариантах множественность пластических решений.

Особого совершенства пластической разработки объема древние мастера Берингоморья достигали в многофигурных полиэйконичес-ких композициях, где несколько изображений животных, а иногда животных и человека, как бы вытекая одно из другого и перевоплощаясь друг в друга, создавали единый художественный образ предмета, всегда оправданный его функциональным назначением (рис. б). Эта своеобразная пластическая повествовательность художественного языка была органической частью общего процесса мифопоэтического познания мира, расцвет которого в северной Азии приходился именно на эпоху неолита. Хотя близкие по характеру всплески мифопо-


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒