Экология этнических культур Сибири стр.94

Экология этнических культур Сибири стр.94

Повсеместно также наблюдалось наличие более или менее развитого производственного костюма. Здесь нужно подчеркнуть следующее. Отдельные элементы одежды коренного населения свободно заимствовались пришлым населением, в первую очередь русскими, как на рубеже XIX и XX вв., так и в течение всего XX в. Это касается прежде всего производственной, а также дорожной одежды. Основных причин здесь, как представляется, две. Первая состоит в том, что производственная и дорожная одежда являются оптимальным вариантом костюма для данной конкретной местности и пришлое население в том случае, если оно переходит на характерные для этой местности виды хозяйственной деятельности, заимствует все сопровождающие: орудия труда, средства передвижения, одежду. Вторая причина, по которой производственная одежда заимствуется довольно-таки свободно, то, что в ней в меньшей степени отражается этническая специфика и практически не проявляется оппозиция "свое — чужое". Вариантов покроев для определенных географических условий, да и вообще, не так уж много, этнические признаки проявляются либо в других характеристиках одежды, либо в сочетании всех характеристик. Производственная одежда, как правило, не имеет украшений: они могут мешать, выделяются при маскировке. Остается в чистом виде функциональность, знаковая сущность одежды теряется, поэтому становится возможным ее заимствование.

Сказанное в основном относится и к дорожной одежде. Кстати, пришлое население может заимствовать национальную одежду автохтонов (которая нередко не имеет вариантов) и воспринимать ее как дорожную для себя, если оно переходит на новые, чужие виды средств передвижения.

Эти причины вполне могут объяснить существующий облик ненецкой мужской одежды (процессы развития женской одежды характеризуются несколько иными закономерностями): она заимствовалась от аборигенного тундрового населения как производственная и дорожная одежда, каковой является по сей день, что кстати и обусловило ее сохранение.

Относительно женской одежды нужно сказать, что у всех народов тундры она имеет какие-либо существенные отличия от мужской.

Если рассматривать одежду по хозяйственно-культурным типам и

их вариантам, можно сказать, что внутри их она различается в основном по длине и использованию дополнительных деталей костюма, связанных с конкретными, характерными для данной местности условиями.

Если сопоставить в целом костюмы тех народов, о которых здесь говорилось, то получается, что ранее других как оленеводы тундры сформировались ненцы, у которых следы одежды, присущие населению другого хозяйственно-культурного типа, обнаруживаются лишь в женской шубе первого типа, уже к началу XX в. имевшей достаточно ограниченное распространение. Одежда энцев и нганасан начала XX в. может считаться характерной для охотников тундры, в то же время она четко отражает процесс трансформации костюма. Корякская, а особенно чукотская одежда, как представляется, дает пример процесса формирования костюма охотников, которые перешли к оленеводству.

Сейчас трудно сказать, как бы развивалась традиционная одежда, если бы в течение XX в. не происходили столь серьезные вмешательства в естественный процесс развития национальной культуры, что привело в ряде районов к почти полному ее уничтожению. Нужно отметить, что нередко одежда сохранялась уже после того, как были утрачены другие компоненты традиционной культуры. Это наблюдается в первую очередь там, где хозяйство по-прежнему базируется на традиционных отраслях, и национальная одежда приобретает характер промысловой, производственной, естественно, в тех случаях, когда ее невозможно заменить покупной. Рассмотренная в данной статье одежда именно в таком плане продолжает бытовать и в настоящее время. В поселках же носят преимущественно городскую одежду. Исследования показали, что в целом женская одежда более консервативна, чем мужская, но теперь в быт населения тундровой зоны прочно вошла покупная женская одежда, которую носят в основном летом даже во время работы в бригадах, мужчины также одевают под меховой одежду и белье из ткани. Вполне возможно, что внедрение одежды из ткани — завершение того процесса, который начался еще в конце XIX в., уже тогда были известны рубахи из этого материала. Традиционная же одежда стала, по сути дела, верхней.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒