Ситаров В. А., Пустовойтов В. В. "Социальная экология" стр.13

Ситаров В. А., Пустовойтов В. В. "Социальная экология" стр.13

Несмотря на явное стремление представителей гуманитарных отраслей знания высвободить социальную экологию из-под «гнета» биоэкологии, она продолжала на протяжении многих десятилетий испытывать существенное влияние со стороны последней. В резуль­тате большую часть понятий, свой категориальный аппарат соци­альная экология заимствовала у экологии растений и животных, а также у общей экологии. В то же время, как отмечает Д. Ж. Мар­кович, социальная экология постепенно совершенствовала свой методологический аппарат с освоением пространственно-времен­ного подхода социальной географии, экономической теории дист­рибуции и др.

Существенный прогресс в развитии социальной экологии и процессе ее обособления от биоэкологии произошел в 60-е годы текущего столетия. Особую роль в этом сыграл состоявшийся в 1966 г. Всемирный конгресс социологов. Быстрое развитие соци­альной экологии в последующие годы привело к тому, что на оче­редном конгрессе социологов, прошедшем в Варне в 1970 г., было принято решение создать Исследовательский комитет Всемирного объединения социологов по проблемам социальной экологии. Тем самым, как отмечает Д. Ж. Маркович, было, по сути, призна­но существование социальной экологии как самостоятельной на­учной отрасли и дан толчок более быстрому ее развитию и более точному определению ее предмета.

В рассматриваемый период существенно расширился перечень задач, которые была призвана решать эта постепенно обретающая самостоятельность отрасль научного знания. Если на заре станов­ления социальной экологии усилия исследователей в основном сводились к поиску в поведении территориально локализованной человеческой популяции аналогов законов и экологических от­ношений, характерных для биологических сообществ, то со вто­рой половины 60-х годов круг рассматриваемых вопросов допол­нили проблемы определения места и роли человека в биосфере, выработки способов определения оптимальных условий его жиз­ни и развития, гармонизации взаимоотношений с другими ком­понентами биосферы. Охвативший в последние два десятилетия социальную экологию процесс ее гуманитаризации привел к тому, что помимо названных задач в круг разрабатываемых ею вопро­сов были включены проблемы выявления общих законов функ­ционирования и развития общественных систем, изучения влия­ния природных факторов на процессы социально-экономического развития и поиска способов управления действием этих факторов.

В нашей стране к концу 70-х годов также сложились условия для выделения социально-экологической проблематики в само­стоятельное направление междисциплинарных исследований. Су­щественный вклад в развитие отечественной социальной экологии внесли Э.В.Гирусов, А. Н. Кочергин, Ю.Г.Марков, Н.Ф.Реймерс, С. Н. Соломина и др.

Одной из важнейших проблем, стоящих перед исследователями на современном этапе становления социальной экологии, является выработка единого подхода к пониманию ее предмета. Несмотря на очевидный прогресс, достигнутый в деле изучения различных аспектов взаимоотношений человека, общества и природы, а также на значительное число публикаций по социально-экологической проблематике, появившихся в последние два-три десятилетия у нас в стране и за рубежом, по вопросу о том, что именно изучает эта отрасль научного знания по-прежнему существуют различные мнения. В школьном справочнике «Экология» А. П. Ошмарина и В.И.Ошмариной даны два варианта определения социальной экологии: в узком смысле под ней понимают науку «о взаимодей­ствии человеческого общества с окружающей природной средой», а в широком - науку «о взаимодействии отдельного человека и человеческого общества с природной, социальной и культурными средами». Совершенно очевидно, что речь в каждом из представ­ленных случаев толкования идет о разных науках, претендующих на право называться «социальной экологией». Не менее показа­тельно сравнение между собой определений социальной экологии и экологии человека. Согласно тому же источнику последняя оп­ределяется как: «I) наука о взаимодействии человеческого обще­ства с природой; 2) экология человеческой личности; 3) экология человеческих популяций, в том числе учение об этносах». Хорошо заметна почти полная идентичность определения социальной эко­логии, понимаемой «в узком смысле», и первого варианта интер­претации экологии человека. Стремление к фактическому отожде­ствлению этих двух отраслей научного знания, действительно, по-прежнему характерно для зарубежной науки, но оно довольно часто подвергается аргументированной критике отечественными учеными. С.Н.Соломина, в частности, указывая на целесообраз­ность разведения социальной экологии и экологии человека, ог­раничивает предмет последней рассмотрением социально-гигие­нических и медико-генетических аспектов взаимоотношений че­ловека, общества и природы. С подобной трактовкой предмета экологии человека солидарны В.А.Бухвалов, Л.В.Богданова и некоторые другие исследователи, но категорически не согласны Н.А.Агаджанян, В. П. Казначеев и Н.Ф.Реймерс, по мнению ко­торых, эта дисциплина охватывает значительно более широкий круг вопросов взаимодействия антропосистемы (рассматриваемой на всех уровнях ее организации - от индивида до человечества в целом) с биосферой, а также с внутренней биосоциальной органи­зацией человеческого общества. Нетрудно заметить, что подобная интерпретация предмета экологии человека фактически прирав­нивает ее к социальной экологии, понимаемой в широком смысле. Такое положение в значительной мере связано с тем, что в на­стоящее время наметилась устойчивая тенденция сближения этих двух дисциплин, когда наблюдается взаимопроникновение пред­метов двух наук и их взаимообогащение за счет совместного ис­пользования накопленного в каждой их них эмпирического мате­риала, а также методов и технологий социально-экологических и антропоэкологических исследований.


⇐ Предыдущая страница| |Следующая страница ⇒